• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:55 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Снежинки спят. На вкус они горьки.
Их собирает ветер в вихорьки,
Они взлетают, как пылинки в храме,
А я смотрю на всё из-под руки
И ухожу с последними ветрами.

(с) Мария Беркович, "Нестрашный мир"

01:36 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
"Иногда я включаю магнитофон с песнями Юроса. Есть песни о любви. О несчастной (не обошла Юроса чаша сия). Есть о море и парусах. А есть такая:

Наверно, всем нам очень повезло -
Жить в эти дни великих потрясений.
Но как понять: откуда это зло?
Откуда черный снег в поре весенней?

Честно говоря, я излагаю песню Юроса своими словами. В своем ритме и со своими рифмами. Потому что она у него – вся на аккордах, рвущих струны и нервы. Порой – на яростном крике. И без нот, без мелодии это на бумаге не передать. Но мысли и боль, и это вот «мне не понять!» – всё его, Юроса.

Мне не понять, как быть самим собой,
Любить девчат, смеяться, песни слушать,
Когда друзей погнали на убой,
Когда калечат их тела и души.

Забрызган красным весь телеэкран,
И мой ровесник зажимает рану.
И кажется: откроешь в ванной кран -
И не вода, а кровь пойдет из крана."

(с) Владислав Крапивин, "Шестая бастионная"

21:35 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Ааааааааааааааааа! "Марсианин" - просто огонь!
Я люблю науку со всей страстью ни черта в ней не понимающего гуманитария.
Мои отношения с любыми точными вычислениями - весьма, кстати, перспективные! - закончились классе в седьмом вместе с отказом от поездки на финальный этап мгу-шной олимпиады по математике. До сих пор считаю, что могла бы всех сделать и уже готовиться к полету на Луну.
Тем не менее, вера в торжество научно-технического прогресса в моей жизни где-то на втором месте, опережая Хогвартс на полкорпуса. Яблони на Марсе, международные поселения на Луне, связь с вулканцами в обозримом будущем. Серьезно, ничего лучше этой сказки человечество пока не придумало.
А отдельно нужно признаться в любви Марку Уотнни, но император Марса для этого щенячьего восторга слишком крут, слишком крут.

Книга, много.

А финал... Финальную фразу я сюда писать не буду. Но она восхитительна.
Вывод, подходящий всей нашей идиотской жизни.

20:21 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Ааааааааааааааааааааааа, нашла этот кусочек, нашла!

"У даханавара была квартира в одном из самых старых кварталов, в переулке, недалеко от Покровки. Здравомыслящие люди старались не соваться сюда позднее одиннадцати вечера. фонари тут горели через одни, узкие закоулки и тупики были просто созданы для того, чтобы подстерегать в них поздних прохожих. В прошлом это место было оживленной частью столицы, но постепенно "большой" город стал отползать дальше, в новые районы, за реку, оставляя после себя старые дома, заборы, кривые улочки, разбитые мостовые.
Лориан все время спрашивал себя: как Дарэл не боится здесь жить? Казалось, кроме реальных живых воров и убийц по темным подворотням бродят еще и призраки прошлых столетий с мечами или топорами."
(с) Алексей Пехов, "Киндред. Кровные братья"

Перечитывать Киндред в Москве очень смешно. Чувствую себя жителем вампирского гетто. В следующий раз, гуляя ночью, буду помнить про маньяков и призраков прошлого с топорами.

14:56 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Я очень впечатлительная, вы знаете. Завожусь по какому-нибудь событию с полпинка. Поэтому я несколько месяцев назад резко сократила чтение новостей - нервы дороже.
Но есть вещи, которые я не могу игнорировать. Которые нельзя игнорировать. Это какой-то личный порог человечности, через который у меня не получается переступить. Я плакала, когда две недели назад упал самолет. У меня никого там не было, и у моих знакомых не было, но это не имеет значения. Мне больно за людей, которых это коснулось напрямую.
Я понимаю тех, кто живет спокойно и не мониторит заключения экспертов и ход расследования. Люди живут дальше даже тогда, когда беда случается у них самих, что говорить о бедах незнакомцев. Это нормально, это правильно, так должно быть.
Сейчас скажу страшную вещь. Самолеты иногда падают. Иногда их взрывают. Это злая правда, с которой мы как-то да живем. Каждый разбившийся самолет - ужасная трагедия, но все в принципе привыкли к мысли о том, что такое может произойти.
С терактами то же самое. Это страшно, это больно, это случается.

То, что произошло ночью, не вписывается в эти привычные представления об ужасе. Это не просто теракт, это бойня. Ад в центре Европы.
У меня не получается думать о чем-то еще. Я не понимаю, как это получается у других. Как вообще получается на что-то отвлечься, переключиться, заняться своими делами. Я спала три часа. Я постоянно смотрю новостную ленту. И дело не только в том, что я боюсь за свою страну и своих близких - хотя драма-квин во мне практически в обмороке, серьезно. Просто у меня все хуже получается отгораживаться от чужой боли.
Это ведь не только о погибших и раненых. Это о людях, которые всю ночь вызванивали друзей и родственников в Париже. О тех, кто прятал у себя дома незнакомых людей. О тех, кого война догнала через несколько стран. О тех, кто не может сейчас выйти на улицу из-за своей веры и национальности - и тех, кто будет этих, первых, обвинять в произошедшем, потому что не находит другого выхода пережитому ужасу.
Я не могу об этом не думать. Я стараюсь, но все равно охуеваю каждый раз, когда обновляю ленту и вижу какую-нибудь бытовую милую ерунду. И у меня просто мозг не поворачивается думать о том, что кто-то еще и злорадствует, или шутит, или говорит "так им и надо". Это предел, в меня не влезает столько кошмара сразу.
Я обычно скептично отношусь к бесконечному потоку новостей в родительском доме - в двух комнатах по разным каналам, плюс иностранное вещание с компа, ну серьезно, камон, хватит нагнетать. Но сейчас я рада сидеть здесь, где произошедшее не игнорируют. У меня чувство, что мир разваливается на кусочки - и в другой половине все в порядке, ничего не случилось, жизнь идет обычно и спокойно. Я теряю эту половину.
Мне бесконечно жаль, что я далеко и не могу хотя бы сходить к посольству. Чем дальше, тем тяжелее это все становится, Господи.

01:25 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Я приехала в осень.
Деревья тоненькие, черные, и все вокруг черное, серое, темное. Запах земли слышен даже в трамвае. Все укрыла рыжая мокрая листва - дороги, тротуары, дворы. Никто их не убирает. Кроссовки уходят в листья, а где-то под ними грязь - асфальта во многих местах никогда и не было.
Дома тяжелые, огрубевшие на ветру, в каждом окошке светится чья-то теплая жизнь. А небо белое, матовое, безразличное, небом пропиталось все, от листвы до макушек голых каштанов, до тихой сирени, до густых красных капель рябины на ветках.
Здесь осень - не время, а пространство, наступивший и прожитый конец света. Всем все равно, потому что все уже закончилось.
Иногда очень нужно туда, где все закончилось.
И сам ты - тоже.

01:05 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
"Младший брат" хорош. И как антиутопия, и в целом (особенно если помнить, что книга все-таки подростковая, а значит, периодическое вторжение любовной линии в историю о хакерах-террористах неизбежно). Очень много подробных и понятных описаний принципов хаков - не только и не столько компьютерных.
Автор прилагает классную подробную библиографию, в которой приводит краткий комментарий каждой упомянутой в тексте книги, а парочку вбрасывает на ознакомиться. А еще там два классных послесловия от чуваков-консультантов, одно из них под катом.

Послесловие Брюса Шнейера

Ради этого и стоит почитать. Космос не откроете, наверное, но будет интересно.

15:39 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Восхитительные ощущения испытываю при чтении "Младшего брата" после вчерашних новостей. Особенно - в поезде к родителям.
Полный комплект этических дилемм, распишитесь в получении, спасибо.

20:07 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
С Бредбери сложно. В каждом его рассказе, в каждом абзаце, в каждой строчке я жду Кинга. Они слишком одинаково относятся к детям.
В этот же ряд Крапивин - вот и святая троица.

01:59 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Кажется, пока кто-то ищет смысл жизни, я ищу ей оправдания.
Одной меня всегда недостаточно.
Наступит ли момент, когда я перестану извиняться перед миром за свое существование?
Или - на самом-то деле - перед собой?

11:49 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
"Это может закончиться мировой войной, но по крайней мере будет весело."
(с) Может показаться, что цитата из очередной книги, но нет, это характеристика одного из участников американской предвыборной гонки, озвученная в СМИ.
Выборы могут быть довольно забавным делом.

19:28 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
- ...милая Куини, я, кажется, рассказывал про нее прежде, не так ли? Она обучила меня математике.
- По-моему, рассказывали. Если не ошибаюсь, она стала еще и знатоком иврита?
- Совершенно верно. И сечение конуса, и Пятикнижие она знала как свои пять пальцев. Славная Куини. Я был уверен, что она останется старой девой, хотя она была такой хорошенькой. Но какой мужчина свяжет жизнь с девушкой, которая знает иврит?

(с) Патрик О'Брайан, "Командир и штурман"

17:28 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
- Есть люди, которые используют в играх чит-коды. Чтобы упростить все и посмотреть историю, как на слайдах... - говорит Куро.
- Это я, это я!
- Но только тогда, когда ты вместе с героем убил всю эту хуеву тучу врагов, пару раз продолбался, все прошел, везде успел и дошел до конца - только тогда ты понимаешь, как это было тяжело, чего это ему стоило. Потому что ты проживаешь все это с ним, а не смотришь со стороны, как... как на слайды.

Никогда не думала об этом с такой точки зрения.

PS: С другой стороны: герой там надрывается в космосе/на поле брани/в горах верхом на коняшке - а ты сидишь у компа в пледике и щелкаешь кнопочки. Это в любом случае несопоставимо, хоть сколько часов просади. И как это должно повысить уровень сочувствия? Тут либо понимаешь, либо нет. А всерьез верить в то, что геймпад позволяет прочувствовать то, чего ты не понял бы сам - ну камон.

00:31 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Иногда на меня находит, и тогда мне кажется, что "За садовой оградой" заканчивается неправильно. Слишком хорошо.
Впрочем, в такие моменты любой хороший конец на мой взгляд - слишком хороший.

(Потому что, однажды упав в темноту, нельзя сделать вид, что ее нет. Потому что темнота не станет меньше от одной маленькой победы. Потому что осень придет снова, и через год, и еще через год.)

А потом отпускает, и все снова в порядке.
Потом - это в апреле.

16:10 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
"Может, к счастью, а может, и нет, но я был не единственным астронавтом без художественных способностей, поэтому в НАСА пригласили профессиональны фотографов, чтобы они обучили нас. Это была трудная битва. Представьте преподавателя, с энтузиазмом рассказывающего о выдержке и диафрагме, тогда как в глазах суровых летчиков-истребителей читался только один вопрос: "Ты только скажи, какую еще кнопку нужно нажать?" - и вы получите верное представление о том, как проходили наши занятия"

"Религиозность астронавтов составляет целый спектр - от набожности до атеизма, но независимо от личных взглядов космический полет только укрепляет их убеждения"

(с) Крис Хэдфилд, "Руководство астронавта по жизни на земле"

12:32 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Нужно стараться прожить жизнь чистым звуком. Нет, не так. Не "нужно". Просто фальшь невыносима.
А чистый звук - соприкосновение тела и идеи.

20:05 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Если понадобиться описать себя незнакомому человеку максимально кратко и емко, я скажу, что единственная за долгие годы игра, в которую я реально села играть - симулятор свиданий с голубями в японской школе. И в процессе меня убили за то, что плохо флиртовала.

21:00 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Вот между прочим, хоть я и говорю, что Маги слилась арке на пятой - а у этой манги есть один неоспоримый плюс, несвойственный большинству сененов: спустя -цать томов автор не бросает главных героев ради новых сюжетных линий. Обычно как: мангака про них рисует-рисует, прокачивает до невероятной крутости, а потом, будучи не в состоянии придумать развитие образа и связать его с развитием сюжета, задвигает в дальний угол и отряхивает от пыли раз в полгода.
Обычно где-то в этом месте я забиваю, потому что ленюсь запоминать новые лица.
Так вот, возвращаясь к Маги: его автор на редкость постоянен в своих предпочтениях. Он как начал придумывать мангу про Алладина и Алибабу - так и придумывает, вы не поверите. Когда бы я ни заглянула проверить главы на наличие сюжета, натыкаюсь на те же рожи.

Это я пролистала по диагонали последнюю арку и неожиданно растрогалась до соплей. Тот случай, когда герои нравятся вопреки всему идиотизму сюжета. Да и собственный их идиотизм далеко не всегда умиляет, все чаще "хочется пять раз двинуть ногой в лицо" (с) - а вот поди ж ты. Все равно чем-то цепляют, черти.
Простите, в данном случае - шайтаны.

02:57 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
"...в данный момент я обдумываю следующее: если будет выбор, я предпочту умереть с закрытыми глазами или с открытыми? Поясню. Судя по моим опытам (наркотического, сексуального и мистическоро плана), умирать очень страшно, поэтому естественно будет закрыть глаза и не смотреть, как исчезает мир. Но с другой стороны, это ведь будет самый последний взгляд, не так ли? Потом ведь - ничего? И весьма глупо не использовать последнюю возможность видеть. Моя нежная, слабая, трусливая сущность говорит - зажмурься, но весь опыт, который удалось накопить к этому часу (около трех ночи двадцать первого марта две тысячи седьмого), протестует и требует смотреть, пока есть силы."
(с) Марта Кетро "Горький шоколад. Книга утешений"

23:23 

***

посреди темноты - черный порох и акварель.
Показывала родителям Джонатана Стренджа и мистера Норрела, перечитала заодно. Различий больше, чем казалось по-первости. Изменив концовку сериала, они изменили и всю концепцию, явственно напомнив о Vita Nostra.
Очень британская книга. Даже удивительно, что линию Стивена перенесли почти без изменений: рабство, негры, угнетение, как же так!

Мистер Норрел не гад, он просто очень многого боится. Но иногда страх сам по себе становится подлостью, исключающей человеческое достоинство.
Симпатизирую ему. Не могу до конца не любить человека, который так любит книги. В конце концов, невозможно не сопереживать ему в самом начале: очень гордый, одинокий и испуганный маленький человечек, который мечтает спрятаться ото всех дома с книжкой, но зачем-то лезет в самое пекло общественно-политической жизни ради идеалистических представлений о долге перед магией.
А в самом конце, ух!
Все это не отменяет, конечно, мелочности, занудности и трусливости в серединке. Что поделать, все мы не идеальны.

Дочитала Фейблс. По мне проехалось катком, закатало в асфальт и сверху посыпало ромашками. Второй день пытаюсь собрать себя в кучку и сказать что-нибудь осмысленное, но не могу.
Вообще очень хочется об этом поплакать, но тоже не получается.

Синие дороги

главная