Hante
посреди темноты - черный порох и акварель.
Часов десять вечера, готовлю. Всё падает из рук, ошмётки овощей раскиданы по полу как по полю боя, капуста упорно не влезает в сковородку.
Мимо пробегает наша третья соседка. Смотрит на меня внимательно.
- Какая ты смелая, - говорит, - так поздно готовить! Все эти запахи же, скворчание маслица... Это же КУШАТЬ можно захотеть!
Показываю лопаточкой на засранный пол. С лопаточки смачно капает масло.
- Я уже так зла, - отвечаю, - что мне хочется только чтобы всё это закончилось уже наконец.
- Удачи тогда, осталось немного! - сочувствует соседка и убегает. Я в отсутствие салфеток ладошками вытираю пол.

Два часа спустя на тёмной кухне вынимаю бельё из стиральной машинки и заодно решаю проверить, можно ли убрать сковородку в холодильник. Но сковородка тёплая. Снимаю крышку и перемешиваю благополучно утрамбовавшуюся капусту.
В этот момент в коридор выходит сонная соседка - выключить свет. Тянется к выключателю, замечает меня и долго всматривается, щурясь - линзы уже сняла.
Потом, видно, узнаёт. Выразительно разводит руками и уходит, оставив свет.
Я нагребаю себе полную лопаточку капусты и прямо так засовываю в рот.

Должна была лечь час назад. Ничего не успеваю.